Эх, подледочка!

Какая красота, доложу я вам ребятушки, на весенней подледочке! Воздух прогрелся до плюсовой температуры, легкий ветерок раздувает ноздри появившимися нотками оживающей хвои. Снег по берегам нашего Покачевского озера уже сошел, но лед, героический вечноголубой лед, упорно не желает признавать весну и не желает таять. И спасибо ему за это, потому что именно сейчас подо льдом мы видим то, что не сможем увидеть еще целый год…
Майночка по следам старой пробилась пешней махом, тяп-ляп — и готово. Лед, местами темно-синий, местами с оттенками голубого, весь испещрен волнами — теплый ветер потихоньку делает свое дело, и я тащу свою спарку на саночках к майне, предвкушая фэнтезийный сюр и внутренне дрожа от нетерпения. Быстренько собираюсь и ухожу под воду, оставляю свою простуженную жену ждать на льду. Ожидания не то чтобы подтвердились — превзошли все, что я себе напридумывал.
Сразу подо льдом — огроменная зала, без стен, уходящими куда-то вдаль, в синеву с узорчатым ледовым потолком, вместо пола метрах на десяти — слой талой мутной воды, несмешивающийся с верхним слоем нереально прозрачной синевы. Плыву над слоем, трогая рукой кромку колыхающегося марева, подвыдох — и плавно погружаюсь в светло-зеленый туман, видимость с 50 метров падает до 3-4, ходовик убегает вверх, зеленая мгла сгущается, но по прежнему светло, и включать фонарь нет необходимости. На 18.5 встречаю поверхность дна, и тут же — кромку ямы с обрывом, уходящим практически вертикально вниз. Иду поглубже, но частицы ила, стоящие в яме ухудшают видимость в ноль, вытянутая рука в голубой перчатке практически сразу после разгибания пропадает в молоке. Поболтавшись в муляке минуты две, решаю, что на двадцатке делать нечего, ничего не видно, поворачиваю и — ааааааа!!! катушечка моя заматывается и запутывается. Чертыхаюсь про тебя, но делать нечего, не мотать же клубок на руку. Минут десять вожусь, в сухих перчатках распутать узлы — дело не простое. Наконец-то размотался, поднимаюсь — и опять синющая красотища, опять зала и фигурка жены в желтой курточке, машущая мне руками сверху, типа пора, домой. Ну неееет, мне и здесь хорошо! Ловлю себя на мысли, что скольжение в синеве вдоль поверхности «зеленого луга» талой воды как сон из давно забытого детства, когда можно летать без усилий, легко, практически на одной мысли, на одном усилии воли. Подумал — и скользишь, скользишь.
Сорок минут, обещанных жене, проходят как одно мгновение, комп, испугавшийся температуры воды, затребовал 3х-минутный сэйфети, дело для нашей нырялки совсем даже необычное, пора, пора… Ольга на льду обиженно надувает губы, дел еще невпроворот, а я развлекаюсь. Ну ладно тебе, ну чего ты? Все хорошо, яЖ вернулся! Эх, ребятушки, чтоЖ вы не поехали сегодня, так ведь все на свете проспите, а ведь такая красота только раз в году и бывает. На следующую нырялку уговорю ребят фото взять под лед, а пока вот вам — «Бурлаки на Волге»