Тэт.

У нас тут, если никто не в курсе — Новый год. Тет, как его называют сами вьетнамцы — так же как и у нас это один из самых больших поводов всем встретиться и упиться до состояния половой доски и заниматься всяческими безобразиями. При этом все остальное отступает на задний план — не то что работать — даже воровать вьетнамца не заставишь. Все западные компании с огромным удовольствием дают своему персоналу выходные, несмотря на то что сам персонал, зная, что в дни праздника платят больше, на эти выходные зачастую совершенно несогласен. Один импортный менеджер, сбившийся со счету сколько пинт гиннеса он перед этим высосал, сказал мне по секрету, что компании проще оплатить им отпуск на 10 дней, чем потом нанимать другую компанию, которая исправит все, что бухие вьетнамцы настроят и наделают за эти дни. Так что, имейте в виду — если что-то покупаете во Вьетнаме, смотрите дату изготовления — если это сделано в конце января, немедленно это верните и тщательно вымойте руки. Еще лучше после этого сразу обратиться к врачу. Во избежание, так сказать. Это касается всего. Всего, что сложнее рогалика. Хотя в январском рогалике можно найти болт, пивную крышку и палец праздновавшего на рабочем месте вьетнамца. Эти дни, благочестивый и чтящий заветы предков житель Вьетнама должен, дабы не потерять в глазах общественности лицо, делать три вещи — пить, валяться на пляже и пить, а так же собираться в составе достаточном, чтобы еще раз захватить Польшу, и тоже пить. Ну, то есть делать все то, что они делают и во все остальные дни. Деловая активность в эти дни в городе нулевая — не работают даже полицейские — так что, если вас во время празднования Тет ограбили, единственное, что вы можете сделать — это пойти и ограбить кого-нибудь самому — никому дела до этого нет абсолютно никакого. По улицам бродят грязные, потому что не работают прачечные, и голодные, потому что почти все ресторанчики и уличные кафешки тоже не работают, русские туристы. По помойкам скачут бородатые бекпекеры-европейцы. Хотя им то, как раз не привыкать. Просто в дни Тета за мусор не надо платить и от этого они счастливы. В тех местах, которые отчего-то работают и там есть люди, способные проползти по ровной линии, вам выкатывают цену в два раза большую, чем вы бы потратили на покупку Великобритании. И все это только от того, что Тет. Вчера был салют, мы с Морской его посетили. Впечатление останется на всю оставшуюся жизнь, гарантирую, при условии, что вы сможете оттуда выбраться живыми, конечно. На пляже собрался весь Ня Чанг и все вместе они в предвкушении начали жарить сушеных каракатиц. А это я вам скажу такая вонь, что Циклон Б покажется одеколоном. Каждая семья расстилает мешки из под риса и ставит на них пиво. Сами они сидят уже на песке, потому что пива столько, что места для них не остается. Все галдят и смотрят в небо. Там будет салют. Салют приезжает на двух здоровенных баржах по морю прямо к пляжу. В процессе образовались такие волны, что половина находящихся у кромки воды немедленно приняла освежающую морскую ванну. Часть вьетнамцев унесло в море, а оставшиеся с энтузиазмом стали совмещать празднование нового года с поминками. В глубине души я ожидал некой мистической феерии, что-то волшебное и яркое — например огромные пушки, которые бы палили в небо маленькими вьетнамскими сорванцами фаршированными блестками и серпантином. Но все оказалось не менее феерично и красиво — суровые вьетнамские военные откуда то притащили все пушки, которые отобрали, видимо, еще у французов в Дьенбьенфу, а когда поняли, что двух пушек для салюта отражающего все величие вьетнамского народа, недостаточно, еще и мешок петард, которые украли у китайских туристов. Потом все это было обложено динамитом и взорвано прямо на баржах. Было громко. Нет, не так — БЫЛО ГРОМКО! В небо взлетели струи разноцветного огня, а мимо меня пролетела нога в ботинке очень маленького размера. На этом все собственно закончилось. Потом все стали слушать концерт. Была сцена, на которой выступали местные селебритис. Ну, я вам так скажу — Киркоров, он и во Вьетнаме Киркоров, так что ничего принципиально нового мы не услышали. Ну разве что они честнее и не делают вид, что еще и танцевать умеют. Вообщем царила атмосфера дружелюбия и веселья. То тут, то там горообразно возвышались русские туристы в майках- алкоголичках и ритуальных носках с сандалиями. Рядом с ними, вцепившись в котомки, не менее горобразно сарафанились жены, к которым были прицеплены дети. Вся эта толпа бродила из стороны в сторону, пила (включая русских туристов), радовалась жизни (исключая русских туристов), и над всем этим плыл аромат жареных носков, то есть вьетнамской кухни. Одним словом — праздник удался!
Вообщем, всех с Новым годом! Тьфу, то есть с Тэтом!