Любовь и убеждения. Питерские истории.



Однажды я приехал в Египет с группой аквалангистов. Группа была вся из Питера. Почти вся из Питера. Почти, потому что одна девушка была все-таки из Москвы. Звали ее Эля. Она была невестой одного питерского бизнесмена по имени Андрей. И началось. В перерыве между погружениями разгорелся старый спор что лучше Москва или Питер. Петербургское большинство по очереди вместе, хором и по одиночке стали нападать на Москву. Москва такая, Москва сякая, а в Питере гораздо больше и лучше, да и вообще Москва совсем не то и т.п. Эля как могла защищала столицу, но силы были не равны. Она слово, а ей со всех сторон сто слов против. И даже жених ее был по другую сторону этой линии фронта.
Итак, защищала она, защищала, и… расплакалась. Ей стало обидно до слез, что эти люди ничего не хотят знать, слушать и жестко отстаивают свою точку зрения. Она заплакала и спор прекратился.
И вот тут ее жених наконец понял, что он перегнул палку в этой своей принципиальности и безапелляционности. В конечном итоге какая разница, что там и где лучше или хуже. Она его невеста и вот что важно на самом деле. Медовый месяц — вот что главное, да и вообще нехорошо воевать со девушкой слабой, собственной невестой, да еще и в ситуации, когда против нее все остальные. Да и спор-то, собственно, не стоит и выеденного яйца на самом деле. ;)

Андрей понял это и замолчал. Он подсел к Эле, обнял ее, поцеловал и сказал:
— Элечка, зайчик! Ну, не плачь пожалуйста. Я тебя люблю. Ну что ты из-за спора этого расплакалась. Ты права конечно.

Затем он задумался и, поглаживая ее по голове, добавил:
— Москва Эля… — это тоооже город…