Статьи о дайвинге

« Вернуться к списку новостей


Сокровища - потери и приобретения

23 июня 2014 года

Сокровища - потери и приобретения

По морям и океанам планеты с древнейших времён и по сей день циркулируют в виде корабельных грузов сокровища всех видов, цветов и размеров. Любая потеря на воде делает пропавшее труднодоступным для поиска и возвращения владельцу. Количество людей, способных копать землю, значительно превышает количество умеющих плавать с аквалангом, поэтому большинство подводных кладов до сих пор ждут своих “спасителей”. К тому же, сокровищем может стать не обязательно золото. Пустая бутылка из-под бургундского, выпитого крестоносцами по поводу свадьбы Ричарда Львиное Сердце, и выброшенная за борт за ненадобностью, - настоящее сокровище для искателя кладов в Средиземном море конца 20 века.

Наиболее известное “кладохранилище” - это бассейн Карибского моря, а наибольшее количество кладоискателей на душу населения - в городах южного побережья Флориды. Пункты проката подводных металлодетекторов в этих местах так же часты, как пункты проката пляжных принадлежностей.

После покорения европейцами Центральной и Южной Америки суда, наполненные золотом и другими драгоценностями постоянным потоком шли в порты Испании, Франции, Англии. На пути домой их поджидали шторма, ураганы, корабельные бунты, военные эскадры неприятеля и неутомимые пираты.

Дно Карибского и Саргассова морей, Мексиканского залива, а также рифы и отмели Багамских островов усеяны обломками и остатками этих “кладоизвозчиков”.
...Три года испанская казна не могла получить золото своих западных колоний. Три года золото Колумбии, Перу, Венесуэлы и Мексики отправлялось в хранилища Гаваны в ожидании конца войны с англичанами. И вот этот день настал...

Раннее утро 26 июля 1715 года. Порт Гаваны. Только что восстановлен мир между Англией и Испанией. Команды флагманского корабля “Ноэстра Сеньора де Кармен”, галеона “Сан Антонио” и девяти фрегатов охраны построены адмиралом Хуаном Эстебаном де Убилло для утренней молитвы. Моряки молятся о здравии короля Испании Карла Пятого и его невесты Элизабет Фарнесс герцогини де Пальма, к бракосочетанию которых эскадра должна прибыть в Кадис. В каюте адмирала де Убилло в кованном сундуке лежат подарки короля для новобрачной. Первый караван, нагруженный слитками золота, дублонами и пиастрами, алмазами и изумрудами готов к выходу в море. Одиннадцать боевых кораблей ждут сигнала - в путь. Закалённые в морских сражениях матросы и офицеры, мощные пушки галеонов и фрегатов эскадры - надёжная защита от любого нападения. Несмотря на это адмирал несколько обеспокоен. Каждый мальчишка в Гаване прекрасно осведомлён о количестве золота и драгоценностей, уходящих в Испанию. В тавернах города ведутся оживлённые споры о точной стоимости вывозимого. Разброс мнений - от 90 до 120 миллионов. Совершенно очевидно, что о пути следования каравана известно как карибским флибустьерам, так и недавнему противникам - британцам. Это и волнует адмирала. Да, война закончилась, но кто может гарантировать, что она не начнётся снова нападением на его караван. Слишком велика ответственность. Попутный юго-восточный ветер как бы приглашает - быстрей, быстрей домой! Если воспользоваться им, путь в Испанию будет кратчайшим, но ежедневные координаты каравана при этом могут быть легко просчитаны любым неприятелем.

Молитва закончена. Адмирал принял решение. Корабли пойдут не на северо-восток, а на север, чтобы лечь на северо-восточный курс только у побережья Флориды. Казалось бы всё предусмотрено, но ...
31 июля, когда эскадра подошла к берегам Флориды, её застал ураган, бывающий в этих местах примерно раз в 10 лет. События развивались стремительно. Внезапно появившиеся тучи заволокли небо, поднялся шквальный ветер, ливень, огромные волны разметали ещё недавно стройную колонну кораблей. Сворачивались паруса, рубились мачты, но борьба с бушующей стихией была тщетной. Гигантские волны подхватывали грозные боевые фрегаты и галеоны и бросали их на коралловые рифы, разбивая вдребезги. Матросы хватались за деревянные обломки, перевёрнутые шлюпки, пустые бочки, пытаясь удержаться на плаву. Шторм длился несколько часов. Когда он стих, оставшиеся в живых матросы не увидели ни одного корабля. Утешением им были близкие и казавшиеся гостеприимными песчаные пляжи Флориды. Спасшихся разметало на много миль вокруг. Единственный оставшийся в живых офицер дон Антонио де Чевас принял командование над десятерыми матросами. Дон Антонио, прекрасно знавший морское дело, точно определил координаты местности и направление, в котором необходимо двигаться, чтобы выбраться к своим. Через несколько дней он уже докладывал о случившемся вице-королю Вест-Индии.

Другим повезло меньше. Многие из добравшихся до берега двинулось в глубь страны, где и были встречены воинственными индейцами-семинолами. В память об этой встрече скальпы бледнолицых еще долгие годы украшали вигвамы семинольских деревень.

Третьи после небольшой передышки на побережье набили карманы найденными на пляже дублонами и после долгих скитаний добрались наконец до Форт-Августина - небольшой испанской крепости расположенной в двухстах милях от места катастрофы. В питейных заведениях этого Богом забытого места они были арестованы как воры, посягнувшие на королевское имущество. 
Золото же испанских колоний так и осталось лежать среди коралловых рифов и отмелей Южной Флориды.

Прошли годы.

Вышеописанное - лишь единичный случай во многовековой истории Вест-Индских кораблекрушений. На остатки одних, когда-то мощных, кораблей ложились другие. Ураганы, бури и шторма со временем превращали обломки кораблей в щепки, а морские древесные черви - в труху. И лишь блеск золота и драгоценностей остался неизменен. Неизменен и интерес к нему современных “пиратов”- цивилизованных и организованных в клубы и общества кладоискателей. В отличие от своих стародавних предшественников - корсаров и флибустьеров современные охотники за сокровищами испанских галеонов - люди миролюбивые и законопослушные. Каждый клуб подводного плавания перед тем, как приступить к поискам того или иного объекта, запасается государственной лицензией, а в случае успешного поиска и подъема ценностей обязан выплатить довольно внушительный налог. Для кладоискателей и романтиков выпускается даже несколько иллюстрированных журналов, самый популярный из которых так и называется -«Treasure Hunter» (Охотник за сокровищами). По эффективности обогащения это занятие вполне можно сравнить с ужением рыбы - больше затрат времени, сил и пространных рассказов с разведением рук, чем реального материального результата. Но хобби есть хобби. Образцом для подражания является некий Мэл Фишер, поднявший в 1985 году только золотых монет на сумму 1,5 млн. долларов и основавший музей подводных находок в Форт-Августине. А десять лет назад руководителем одного из обществ кладоискателей Гербертом Хэмфри были найдены сокровища затонувшего в 1656 году испанского галеона “Ноэстра Сеньора де лас Миравилас”, стоимость груза которого была оценена в 1,6 млн. долларов. Только за последние несколько лет кладоискателями-аквалангистами были найдены останки галеонов “Ноэстра Сеньора де Атоха”,”Ноэстра Сеньора де Балванеда”, “Сан Фелипе”, “Эль Подер де Диос”, “Ноэстра Сеньора де Бэлеми Сан-Антонио де Падуа” и фрегата “Ла Флоридана”. На счету среднего флоридского или багамского кладоискателя- от 2-х до 100 найденных золотых монет. Но главное не победа, а участие. Обычно для того, чтобы найти и поднять со дна пару золотых дублонов любителю этого вида отдыха приходится потратить от 2 до 10 тысяч долларов. Хотя бывают и исключения. Иногда и это хобби может стать источником постоянного дохода. Так в свободное от отпуска время Скотт Дикинсон - компьютерщик из Пенсильвании оттачивает свои подводно-поисковые навыки в четырех прудах местного гольф-клуба. Находя залетевшие в воду и утонувшие шары, он зарабатывает до 800 долларов за два часа работы по воскресеньям. И действительно, хороший гольф-клуб теряет до 1000 шаров только в течение одного уик-энда! Вылавливанием такого количества предметов Скотт не только доводит до автоматизма навыки ныряльщика и реакцию кладоискателя, но и создаёт неплохую материальную базу для подготовки очередной экспедиции. Отпуск он проводит на одном из Багамских островов в поисках сокровищ галеона “Ноэстра Сеньора де лос Рэйес”.

Самый же обеспеченный и титулованный современный кладоискатель - король Швеции Карл-Густав Шестнадцатый. Правда, этот человек ищет подводные сокровища не у берегов Центральной Америки, а недалеко от своей стокгольмской резиденции - в родном Балтийском море - втором крупнейшем кладбище кораблей. Как аквалангист-любитель шведский монарх принимал непосредственное участие в поисковых работах и подъеме исторических ценностей с линейного корабля 17 века ’’Кронан’’. Этот флагман шведского флота затонул в 1672 году во время боя с датчанами.
Начиная со средних веков, бесчисленные заливы и шхеры Балтики оказывались местом последнего пристанища для драккаров викингов, торговых ганзейских ботов, линейных кораблей и фрегатов Швеции, Дании и России. Первая и Вторая мировые войны тоже оставили свой след на дне этого северного моря.

Морские торговые пути здесь были не менее оживлёнными, чем в испанских морях. Да и морских сражений было не меньше. Одной из приятных для кладоискателей особенностей Балтики является её мелководность - глубины, как правило, не превышают 50 метров. Фактически, это одно из самых мелководных и густо усеянных корабельными обломками морей. В отличие от морей южных широт, холодная и почти пресная вода балтийских заливов практически консервирует корабельные останки, к тому же и древесные черви, столь вольготно себя чувствующие в тропиках, здесь не живут. Кроме того на Балтике не бывает сильных ураганов, которые бы разбрасывали обломки на многие мили вокруг. Всё это приводит к тому, что и корабли, и находящиеся в них клады, как правило coхраняются в прекрасном состоянии.

...Июль 1790 года. Шведский флот под командованием короля Густава Третьего стоит у входа в Выборгский залив. На ветру развевается более 200 вымпелов. Лучшие корабли шведского флота готовы к штурму Выборга. После быстрой победы шведы намерены двинуться на Петербург. Время самое благоприятное - Россия завязла в войне с Турцией и вряд ли готова к новой войне на севере. Густаву Третьему известно, что Екатерина Вторая уже начала подготовку к эвакуации двора.

Но защитные бастионы Выборга показались слишком грозными, и король, наблюдая будущие владения с борта своей яхты “Аврора”, промедлил с лобовой атакой. В результате время было упущено, и у входа в залив показались корабли адмирала Чичагова. Неожиданно шведский флот оказался зажатым между русской эскадрой и береговыми укреплениями. Подобное положение сводило на нет всё преимущество в пушках и вымпелах. После некоторого колебания король решил разбить противника по частям, сокрушив сначала русский флот. Чтобы не испытывать судьбу длительными артиллерийскими дуэлями, в атаку на линейный корабль “Святой Пётр” был послан нагруженный взрывчаткой брандер. Опытная команда придала ему выбранное направление и затем покинула судно. Но к несчастью шведов, ветер неожиданно переменился. Брандер понесло в обратную сторону и с силой ударило о 74-пушечный “Эйнигхетен”. Последовавший страшный взрыв разнёс не только этот линейный корабль, но и фрегат “Постильон”, находившийся рядом. Происшедшее повергло шведских моряков в шок. Затем, после первых же залпов корабельных орудий и без того ошарашенные подданные Густава Третьего увидели, как королевская яхта “Аврора” начала вдруг медленно оседать, завалилась на бок и в течение нескольких минут ушла под воду. Никто не знал, что монарха в этот момент на судне не было ( он находился на одном из фрегатов охраны). Боевой дух шведов был сломлен и о победе над русскими уже не могло быть и речи. Главное прорваться в Стокгольм.
60 кораблям шведской эскадры вернуться домой так и не удалось. Все они покоятся на дне Выборгского залива. Местонахождение многих из них уже известно. Это линейный корабли “Хедвиг-Элизабет-Шарлотта”, “Ловиса Ульрика”, многострадальные “Эйнигхетен”, “Постильон” и другие. Но не найдена до сих пор королевская яхта “Аврора”, на которой находилась казна шведского флота. Мечтой о ее находке живет не одно поколение балтийских аквалангистов.

Каждый год любителями подводного плавания Петербурга в эти места организуются экспедиции как научные, так и не очень. В отличие от своих американских коллег, чья деятельность имеет официальный статус и достаточно чётко регламентирована, наши чемпионы по подъёму кладов, вероятно из скромности, стараются не афишировать своих находок.
И хотя специальные журналы для кладоискателей у нас не издаются, да и пунктов проката металлодетекторов тоже не сыщешь, тем не менее этот вид хобби становится все более распространенным. Связано это с популярностью дайвинга (подводного плавания) как такового. Дайвинг-центры (клубы подводного плавания) притягивают всех желающих заполнить свое свободное время именно этим хобби.

В России, как и во всём мире, первая ступень на пути к подводным сокровищам - это получение сертификата PADI (профессиональная ассоциация водолазных инструкторов) “Open Water Diver”(«ныряльщик открытой воды»). Научившись за несколько дней плавать с аквалангом на уровне любителя, будущие кладоискатели обычно продолжают обучение, выбирая дополнительный курс “Search and Recovery”(поиск и подъём). В этот короткий курс входит освоение навыков и техники подъема затонувших предметов с использованием различных нехитрых приспособлений (специальных пластиковых пакетов или надувных матрасов , например) а также правил использования подводных сонаров и металлоискателей.

Научившись как искать, что и зачем, новоиспеченные кладоискатели присоединяются к уже существующим экспедициям или организуют собственные. ’’Золотые’’ галеоны багамских и сейшельских коралловых рифов, затонувшие торговые бриги и боевые фрегаты балтийских шхер, озера Урала с затопленными в них казной Пугачева и демидовскими миллионами - выбор достаточно широк. Но... не спешите покупать билет на самолет! Если есть желание отыскать что-либо интересное, то для этого вовсе нет необходимости уезжать за тридевять земель.

Для удовлетворения страсти к кладоискательству годится практически любой водоём, ведь как считает неныряющая часть человечества, что в воду упало, то пропало. Так почему бы не заняться поиском этого пропавшего? И хотя в городском пруду вряд ли найдутся останки Непобедимой Армады, но старые монеты и посуда последних десятилетий (а, может, и столетий!) - заслуженная награда для ныряльщика-любителя. Места пляжного отдыха традиционно богаты потерянными золотыми и незолотыми цепочками, серьгами, кольцами и браслетами. В реках наиболее перспективными объектами для исследования являются отмели и излучины. Именно сюда течение выносит все “культурные ценности”, упавшие когда-либо с пароходов, мостов и набережных.

Ведь, если что-нибудь теряется, значит это кому-нибудь нужно! Может быть, именно Вам?

Юрий Бельский


« Вернуться к списку новостей